Павел Иванович Беляев, космонавт: биография, фото. Сколько длился полет леонова и беляева


Где приземлился Леонов и Беляев?

В данной статье мы узнаем, где приземлился Леонов и Беляев, с какими сложностями им пришлось столкнуться.В предыдущих статьях мы узнали, "Кто первым вышел в открытый космос." и "С кем летал Леонов в космос?". Мы рассмотрели основные этапы полета космического корабля Восход-2.Как мы уже рассказывали, полет шел не совсем гладко. Не сработала система автоматической ориентации и командир корабля Павел Беляев был вынужден перейти на ручное управление, что до него в истории космонавтики никто не делал.В результате этой нештатной ситации корабль приземлился совсем не там, где изначально планировалось. По плану посадка ожидалась в районе Кустаная (Казахстан). В реальности Спускаемый Аппарат с космонавтами приземлился в тайге Пермского Края 25 километрами южнее поселка Басим. Посадка Леонова и Беляева состоялась 19 марта. В лесу лежал толстый слой снега, а температура ночью доходила до -29 C.В случае, если бы нахождение места приземления затянулось, космонавты могли бы погибнуть. К счастью радиосигнал засекли, и через 4 часа после посадки космонавтов обнаружил Вертолет. Ситуация осложнилась тем, что вертолет не мог сесть, чтобы забрать космонавтов.Вертолет смог десантировать спасателей только в полутора километрах от места приземления. Чтобы пройти эти 1,5 километра бригаде спасателей понадобилось несколько часов, настолько глубоким и рыхлым был снег. Для эвакуации космонавтов 21 марта за один день была подготовлена вертолетная площадка, куда в итоге сели спасательные вертолете.В общей сложности космонавты провели в заснеженной тайге двое суток.Точное место, где приземлился Леонов и Беляев отмечено на карте.На месте приземления Леонова и Беляева установлена стела.

Фото взято с сайта http://agilkan.ru/Otchety/89-puteshestvie-k-mestu-prizemlenija-beljaeva-i-leonova.html. Там же описан маршрут, по которому можно добраться к месту, где приземлились Леонов и Беляев.Любой желающий может посетить это историческое место!

Если материал был полезен, вы можете отправить донат или поделиться данным материалом в социальных сетях:

reshit.ru

Как искали экипаж Беляева и Леонова: partisan_p

Когда прошел спуск, сообщили о том, что они сели и засечены ПВО и станциями слежения... Доклад поступил от экипажа: они на Земле, все в порядке. Мы, естественно, успокоились, и нам дано было разрешение ехать отдыхать.И когда уже приехали домой, через 2–3 часа появился дежурный на машине и приказал мне немедленно явиться к С.П.Королеву. Со мной был Волков Вадим – будущий космонавт, и мы поехали к СП.По дороге узнали, что СП очень волнуется, поскольку точной команды о состоянии космонавтов и мерах по их эвакуации не было. Он вынужден был назначить свою группу, чтобы иметь точные данные на месте о ходе эвакуации и оказании необходимой помощи в эвакуации корабля, экипажа.Я был назначен старшим группы; со мной были В.Волков, В.Шаповалов, С.Артемьев. Мне дали представителя завода Ю.И.Лыгина. В 9 часов вечера мы получили команду в 12 часов ночи вылететь с Байконура в Пермь, куда прибыли к 5 часов утра. Там ждал вертолет, который доставил нас за 5 км от места приземления. Начали выяснять обстановку.Лес в этом месте был очень густой, земли не видно совершенно, купол парашюта завис на деревьях. Связь с космонавтами по радио есть, но никто их не видел, только знали, что оттуда поднимается дымок костра и они сообщают кодом, что у них все нормально. Мы знали, что у космонавтов ограниченные ресурсы по теплу, одежда их надолго не спасает. Метеоусловия были благоприятные, всего - 5°С. Снег около 1.5 м и деревья по 40 м высотой не позволяли группе поиска высадить туда десант, поскольку инструкциями это было запрещено.Мы обратились к летчикам вертолетов ВВС, которые там были, они нам отказали: пока не будет команды из Центрального командного пункта, они ничего не смогут сделать. Мы подошли к летчику полярной авиации – его Ми-1 стоял сбоку – фамилии его не помню, но А.Леонов его знает – и попросили подбросить нас туда. Хотя бы на «елочку» (тросовая лестница. – Авт.) высадить, чтобы мы по ней спустились и добрались до них. Летчик сказал, что тоже не имеет права:– Только два человека могут дать команду – Кувшинов [один из руководителей ГВФ] и Анохин [заслуженный летчик-испытатель СССР, готовил первую группу космонавтов].– Я от Анохина.– Как его зовут?– Сергей Николаевич.– Садитесь.Мы сели втроем – Артемьев, Волков и я, не разобрав за шумом двигателя, чтобы одного высадили – Ми-1 больше двух человек не берет. Погрузили лыжи, топоры, пилы и полетели. В пути, увидев, что нас трое, летчик сказал, что не сможет зависнуть, а высадит нас в двух километрах от космонавтов. Дальше нужно идти на лыжах. Он завис над березовой рощицей; высота деревьев – 20 метров. Выбросил веревочную лестницу и сказал, чтобы мы спускались. Мы побросали груз и спустились все трое.Неприятные были ощущения, когда прыгали с лестницы. Он показал нам направление и улетел. Поставили компас в этом направлении и хотели двигаться. Но оказалось, что лыжные крепления хорошо подошли к моим сапогам, а Волков и Артемьев были в унтах, и поэтому возникли трудности с их креплениями. Пройдя метров 100, я вынужден был дать команду вернуться и готовить место для посадки вертолета, а сам двинулся к искомому месту один.Через некоторое время я услышал выстрелы и по ним продолжал идти. В 9:00 мы высадились, а к ним я пришел в 2:00 дня. Идти 2 км пять часов, имея первый разряд по лыжам, – это стыдно, конечно... но очень сложно: рыхлый снег глубиной 1.5 м.Когда я почувствовал дым, увидел корабль, силы как-то прибавилось. Я подъехал. На корабле сидел Беляев и выразительным языком разговаривал с самолетом, который барражировал над ними. Я подошел. Он так безразлично на меня посмотрел сначала. Я его за ногу стянул. Он потрогал меня, а потом кинулся обниматься. Он потом сказал, что подумал, будто у него галлюцинация. «Как это так? Провожал нас и оказался здесь. Ты что, раньше нас сюда прилетел?» Леонов был в стороне у костра. Он услышал голоса, бросился к нам. Там у них тропиночка была проделана, а сам костер был на земле. Снег протаял и как в колодце они находились. Обрадовались, стали расспрашивать. Я взял рацию у П.Беляева и доложил СП: «Беляев прибыл, все в порядке, принимаем меры к эвакуации». После этого через самолет сообщил, что в первую очередь необходима экипажу теплая одежда, спальные мешки, палатки и питание. Вскоре вертолет сбросил нам 8 «мест». Мы нашли только два. Но, к счастью, оказались спальные мешки и палатки. И стали готовить место отдыха. Космонавты были измучены. Для них эта была вторая ночь без сна. Леонов стал шутить....Очень хотелось пить – много сил потратил на дорогу. Я присосался к бачку с водой и выпил почти все, что у них осталось. «Вот видишь, нам есть нечего, а ты и воду отнял». Они съели все продукты, а для добывания воды приспособили контейнер от НАЗа. Вторым заходом с вертолета сбросили продукты: макароны, сухари. Я успел сказать, чтобы сделали горячую пищу. И на следующий день нам выбросили 40-литровый бачок с чаем и стали доставлять горячую пищу.К концу дня пришла группа, которая была предназначена для эвакуации от ВВС. Пришел доктор Туманов. Развели еще один костер. У Туманова оказались таблетки мясного бульона. Мы их вскипятили, и надо было видеть, с каким удовольствием Беляев с Леоновым залпом пили горячий бульон. Я, например, не мог до этой кружки дотронуться.Доктор их осмотрел, послушал. Леонов сразу обратился: «Нельзя ли нам погреться?». Туманов сказал, что в порядке исключения можно, конечно, налил им по полстаканчика. Они с удовольствием выпили, и мы их уложили спать. Леонов на этой металлической фляжке нарисовал Туманову место приземления вместе с кораблем и написал свои пожелания.На следующий день, как только они проснулись, стали приниматься меры к эвакуации... Запросили вертолет, который прилетел на место, где мы прыгали. Там расчистили площадку, прислали нам лыжи. Собрали все материалы, которые космонавты должны были взять с собой, дали им сопровождающего из группы поиска и по лыжне отправили к месту приземления вертолета. Оттуда они уже полетели в Пермь.(Беляев В. С, участник поисковой группы )

Космонавты П.И.Беляев (слева в ушанке) и А.А.Леонов (справа в шлемофоне) и экспедиция спасения: инженер-полковник В.С.Беляев (в середине) и В.Н.Волков (справа над ним).

partisan-p.livejournal.com

Неизвестные подробности знаменитого полета Алексея Леонова

43 года назад российский космонавт Алексей Леонов первым из землян шагнул в открытый космос. И, казалось бы, нет ни одной детали этого события, которая могла ускользнуть за это время от журналистов. Все вызнали: и как раздулся от высокого давления скафандр первопроходца, и как космонавт едва не потерял видеокамеру, и как уже на земле, в лесу, ему и командиру экипажа Павлу Беляеву пришлось двое суток ждать, пока их обнаружат спасатели…

Стоп! Последний факт, который муссировался прессой и подтверждался в интервью самим Алексеем Архиповичем, похоже, не совсем достоверен. На днях в “МК” пришло письмо от летчика, который в далеком 65-м участвовал в той поисковой экспедиции. “Я не могу больше терпеть. Я должен рассказать, как было на самом деле, чтобы защитить честь своей эскадрильи, — писал 73-летний Владимир Хомколов. — Мы не искали Леонова с Беляевым двое суток! Их запеленговали сразу после приземления вечером 19 марта, и в тот же вечер вертолеты доставили к ним в помощь лесников”. “МК” пригласил Владимира Егоровича в редакцию, и он поведал нам все подробности незабываемой эпопеи — поиска героев-космонавтов.

Специальная часть по поиску и эвакуации космических кораблей и космонавтов была сформирована в 1963 году и базировалась на аэродроме города Южноуральска в Челябинской области. Личный состав отдельной вертолетной эскадрильи (где, собственно, и служил летчиком-штурманом Владимир Хомколов) состоял из профессионалов.

— Обычно мы вылетали в заданный район приземления космонавтов еще до их запуска, — вспоминает Владимир Хомколов. — Причем имен будущих героев нам не говорили вплоть до того момента, пока об этом официально не сообщал ТАСС. Так было и в 1965-м. В зону предполагаемой посадки, недалеко от Кургана, пара наших вертолетов “Ми-4” прилетела 12 марта, за 5 дней до взлета Леонова и Беляева. Пилоты делали облет, детально изучали местность. В день посадки корабля “Восход-2”, а она была намечена на 19 марта, мы с моим командиром Львом Масловым были начеку уже с 10 утра. Погода в Челябинской области стояла чудесная. Ну, думаем, сейчас согласно плану (в 10.55) наши космонавты приземлятся, мы как обычно заприметим их еще на отметке 1-2 км и будем встречать… По правилам летчикам не разрешалось сразу подбегать к спустившемуся аппарату — от него могло исходить сильное радиационное излучение. Но мы всегда спешили к шару вместе со спасателями (они все время летали с нами)...

Однако шар спускаемого аппарата летчики не увидели ни в 10.55, ни в 11.00. Радиоэфир оглушал своей тишиной. Молчали и коллеги вертолетчиков — пилоты самолетов “Ил-14”, барражировавших на 4-километровой отметке, и “Ан-12”, которые летали еще выше.

В конце концов все, не говоря друг другу ни слова, догадались — Леонов с Беляевым не успели сесть в заданном районе и пошли на следующий виток. А это значит, что посадка откладывается еще на 1,5 часа и состоится уже не там, где планировалась. Вертолетчики как в воду смотрели — вскоре эфир ожил и приказал самолетам лететь в направлении Перми. Экипаж “Восхода”, у которого отказала автоматика, управлял кораблем вручную и должен был приземлиться в районе города Березники Пермской области.

“Ну, Паша, п...ц космосу!” — сказал Леонов в сердцах своему командиру, когда их аппарат плюхнулся в непролазную тайгу. Снежное покрывало — по пояс. Сверху развевается на ветру огромный купол парашюта, застрявший на двух 40-метровых елях.

— Но вскоре над ними уже кружил наш “Ил-14”, — рассказывает бывший штурман. — Не слышать и не видеть самолета Леонов с Беляевым не могли, летчики сразу установили радиосвязь, космонавтам сообщали, что их обнаружили и скоро пришлют помощь. Конечно в идеале доставить помощников должны были наши вертолеты. Но мы не очень-то поспевали за “Илами”. Вместо нас с пермского аэродрома был поднят гражданский “Ми-1”.

Из этого вертолета на специальном тросе в районе посадки и спустили двух лесников. Отмахав по тайге на лыжах три-четыре километра, старожилы оказались рядом с нашими героями уже в 17 часов. То есть через несколько часов после приземления. Лесники помогали уставшим космонавтам разводить костер, поддерживали морально во время первой ночевки в тайге.

Ну а на следующее утро, 20 марта, на место подоспел и экипаж Маслова, а также еще два вертолета, управляемые командирами Бараневичем и Авдеевым.

— Первым делом мы сбросили нашим “зимующим” два комплекта теплой летной одежды, состоящие из меховых курток, брюк и унтов, — вспоминает летчик. — Затем периодически снабжали их сухим пайком, который брали из пермской летной столовой. И однажды я стал свидетелем такого монолога нашего полковника Сибирякова: “Вот так, мы тут для них стараемся, колбасу дорогую, краковскую возим, по 3.60 за килограмм, а им, видишь ли, надоела наша колбаса! Борща им подавай!” Конечно, все это говорилось в шутку. Космонавты и впрямь истосковались по нормальной еде. И вскоре наш экипаж отправили за горячим. В столовой по спецзаказу сварили для них отменный борщ и налили в 10-литровый армейский термос. Но с борщом тем вышла незадача. Мы сначала хотели спустить его на тросе. А потом все же решили сбросить в снег. “Что ему сделается?” — думали мы. Но не учли, что под снегом окажется пень. Об него и треснулся наш термос, половина горячего вылилась… Тем не менее слова благодарности от космонавтов за вкусный борщец мы все же получили.

Тем временем руководство решало, как эвакуировать покорителей Вселенной из тайги? Сначала хотели “взять на трос” и поднимать из лесного плена по воздуху. Однако потом эту идею отмели. “Все-таки люди уставшие, — сказали сверху, — а ну как трос раскачается и ударит кого-нибудь об ель?” В итоге решили выводить космонавтов на лыжах.

Вывод начался 21 марта. Сначала путь лежал до делянки, на которую первоначально вертолет сбрасывал лесников. За два дня до этого местные прокатали на данном 3-километровом отрезке хорошую лыжню.

— Надо отдать должное Леонову — он был бодр, все время поддерживал всех шутками, — вспоминает Хомколов. — Его командир выглядел более уставшим. На делянке их уже ждал наш вертолет. Кстати, чтобы ему сесть, лесникам пришлось повалить немало деревьев. Вертолету требовалась площадка диаметром не меньше ста метров.

Итак, взяв космонавтов с одной площадки, их отвезли на более дальнюю, где был разбит штаб и ждал более вместительный вертолет “Ми-6”.

— На нем наших подопечных и увезли на “большую землю”. Хорошо, что перед посадкой я в числе прочих успел взять у Леонова автограф, — вспоминает летчик. - Поскольку бумаги не было, попросил его расписаться прямо в служебном удостоверении, на незаполненной странице. Что же касается корабля, его эвакуировали с места посадки аж 22 марта. Операцией руководил командир эскадрильи подполковник Кобзарь. Двухтонный шар прицепили на 40-метровый трос вертолета “Ми-6” и подняли в воздух. Его полет видели все местные жители. Вот только вряд ли тогда догадывался кто-нибудь, что еще совсем недавно эта странная болванка была для космических первопроходцев единственным убежищем в холодной и неприветливой тайге.

maxpark.com

Космонавт Леонов Алексей Архипович

Космонавт: Леонов Алексей Архипович (30.05.1934 г.)

11-й космонавт СССР (15-й в мире)

Длительность полета (1965 гг.): 1 сутки 2 часа 2 минуты, позывной: «Алмаз-2»

Длительность полета (1975 гг.): 5 суток 22 часа 31 минута, позывной: «Союз-1».

Биография

Биография космонавта Леонова берет свое начало в небольшом селе Листвянка, Кемеровской области, где советский летчик и космонавт родился 30-го мая 1934-го года. Алексей – восьмой ребенок в семье Леоновых. В 19 лет окончил среднюю школу в городе Калининград. Следующие два года Алексей Архипович проходит обучение в Военной авиационной школе города Кременчуг. В 1957-м году Леонов становится выпускником Военного авиаучилища города Чугуев, после чего отправляется на службу в роли летчика-истребителя. В 1961-м годе, помимо прохождения службы, Алексей также поступает на обучение в ВВИА им. Жуковского.

Космическая подготовка

В марте 1960-го года Алексей Архипович становится слушателем-космонавтом в ЦПК. В том же году начинается космическая подготовка (ОКП) советского летчика. В 1961-м году Алексей Леонов завершает ОКП, на отлично сдает итоговые экзамены и получает квалификацию «космонавт ВВС». Сперва, в 1963-м году Алексей Архипович проходит подготовку к полету на КК «Восток-5» в качестве резервного пилота, однако уже в 1964-м году Леонова назначают на роль 2-го пилота экипажа корабля «Восход-2». В рамках программы был запланирован выход в космос космонавта Леонова Алексея.

Во время подготовки совершил 12 полетов на самолете серии Ту-104ЛЛ и 6 полетов на Ил-14, а также проводил симуляцию выхода в открытое пространство при помощи модели корабля «Восход».

Первый полет и выход в открытый космос

18-го марта 1965-го года космический корабль «Восход-2» стартовал с 1-й площадки Байконура в 10 часов утра по МСК. После того как корабль оказался на орбите Земли, на первом витке вокруг планеты начала надуваться шлюзовая камера. Космонавты надели скафандры и Алексей Леонов готовился к выходу в космос. На втором витке космонавт проследовал в шлюзовую камеру. Павел Беляев закрыл люк в шлюзовую камеру и запустил ее разгерметизацию.

В момент открытия внешнего люка камеры космический корабль пролетал над Египтом и не имел связи с командным центом СССР. Спустя две минуты, в 11:34:51, когда воздух покинул камеру, вслед за ним совершил выход в космос и космонавт Леонов Алексей. Закрепленный с кораблем при помощи пятиметрового троса, Алексей Архипович пять раз удалялся в космос и возвращался к космическому кораблю. Во время выхода в космос у космонавта Леонова наблюдались нарушения в организме, симптомами которых стала тахикардия, вдвое учащенное неглубокое дыхание, повышенная температура (+38 °C) и повышенное потоотделение. По этим причинам возвращение на корабль потребовало от Алексея Леонова больших усилий.

За космонавтом снаружи наблюдали две телекамеры, установленные на борту корабля. Кроме того, сам Алексей Архипович вел съемку специальной камерой С-97. За напарником с борта корабля следил космонавт Беляев, который и передал сообщение на Землю о первом выходе человека в открытое пространство.

Возвращение Леонова на корабль

После 12-ти минут и 9-ти секунд свободного полета космонавт начал возвращение на борт корабля. Алексей Архипович должен был войти в шлюзовую камеру «ногами вперед», однако по причине сильно раздутого скафандра и наличия видеокамеры в руке, космонавту пришлось войти «головой вперед». Спустя 23 минуты и 41 секунду пребывания в космосе Алексей Леонов вернулся в шлюзовую камеру и закрыл за собой люк. Несмотря на установленные правила, космонавт открыл шлем скафандра еще до того, как шлюз был заполнен воздухом, чтобы протереть глаза, залитые потом.

В шлюзовой камере, диаметром всего один метр, космонавту предстояло сделать кувырок, чтобы успешно возвратиться на корабль. Вскоре, согласно протоколу, шлюзовая камера была отстрелена. Но по причине температурных деформаций была образована щель в люке, которая вела к разгерметизации. В данный момент система автоматически повысила количество подаваемого кислорода. Исход ситуации мог быть плачевным, так как повышенное количество кислорода создавало угрозу взрыва. Однако, находясь в состоянии кислородного отравления, Алексей Леонов случайно изменил подачу кислорода. Спустя семь часов космонавты устранили утечку и процент кислорода на борту корабля стал понижаться.

Посадка «Восход-2»

Согласно установленному плану посадка корабля должна была происходить автоматически после 17-го витка вокруг Земли, однако система отказала, и спустя еще один виток командир экипажа Павел Беляев решил взять управление корабля на себя, пока он окончательно не сбился с курса.

Так как кресла экипажа были развернуты на 90 градусов относительно пульта управления, Беляеву потребовалось отстегнуться от кресла. После настройки ориентации и запуска тормозной двигательной установки корабля космонавт вновь вернулся в кресло. На все вышеперечисленные действия у Павла Ивановича ушло 22 секунды, из-за чего корабль приземлился в 75-ти километрах от запланированного места посадки.

19-го марта космонавты оказались в заснеженной тайге, в двух сотнях километрах от Перми. Спустя четыре часа после посадки экипаж был обнаружен спасателями. Однако, на этом миссия космонавтов не окончилась и они провели в тайге еще два дня, чтобы расчистить место для посадки вертолета. Недалеко от места находился деревянный дом, в котором ночевали космонавты, и от которого добирались до вертолета на лыжах в последний день.

Советские космонавты опередили США на два с половиной месяца, по прохождению которых выход в открытый космос провел астронавт Эдвард Уайт.

По возвращению домой, 23-го марта Алексей Леонов был награжден медалью «Золотая Звезда» Героя СССР.

Второй полет

15-го июля 1975-го года Алексей Архипович начал свой второй полет  вместе с Валерием Кубасовым на борту корабля «Союз-19» в рамках программы ЭПАС – совместного экспериментального полета «Аполлон» (США) и «Союз» (СССР). Спустя двое суток корабль «Аполлон» начал сближение с кораблем «Союз» со скоростью около 0.25 м/с. Стыковка длилась три часа и по ее окончанию произошло рукопожатие двух командиров – советского космонавта Леонова и американского Стаффорда. Было выполнено четыре перехода космонавтов между кораблями, за время нахождения в состыкованном состоянии. Еще через двое суток, 19-го июля, корабли расстыковались, и 21-го июля 1975-го года Алексей Леонов вернулся на Землю.

На следующий день Алексей Архипович, генерал-майор авиации, во второй раз был награжден званием Героя СССР, за выдающиеся заслуги перед мировой космонавтикой. В марте 1976-го года Леонов стал командиром отряда космонавтов. В 1981-м году заканчивает адъюктуру ААИА Жуковского и становится кандидатом технических наук. Уволен из отряда был 1982-го года, по причине назначения 1-м замом начальника ЦПК по космической подготовке, проработал в ЦПК до 1991-го года.

Дальнейшая жизнь

С 1991-го года человек, который первым совершил выход в космос – Алексей Леонов, работает на руководящих должностях различных компаний, в числе которых «Четек-космос», «Восток-Капитал» и «СладКо». С 1997-го года — вице-президент «Альфа-банка».

Помимо первенства в космическом пространстве, Алексей Архипович является автором четырех изобретений и 10-ти научных работ.

lfly.ru

Как искали экипаж Беляева и Леонова

На фотоКосмонавты П.И.Беляев (слева в ушанке) и А.А.Леонов (справа в шлемофоне) и экспедиция спасения: инженер-полковник В.С.Беляев (в середине) и В.Н.Волков (справа над ним).

Когда прошел спуск, сообщили о том, что они сели и засечены ПВО и станциями слежения... Доклад поступил от экипажа: они на Земле, все в порядке. Мы, естественно, успокоились, и нам дано было разрешение ехать отдыхать.

И когда уже приехали домой, через 2–3 часа появился дежурный на машине и приказал мне немедленно явиться к С.П.Королеву. Со мной был Волков Вадим – будущий космонавт, и мы поехали к СП. По дороге узнали, что СП очень волнуется, поскольку точной команды о состоянии космонавтов и мерах по их эвакуации не было. Он вынужден был назначить свою группу, чтобы иметь точные данные на месте о ходе эвакуации и оказании необходимой помощи в эвакуации корабля, экипажа.

Я был назначен старшим группы; со мной были В.Волков, В.Шаповалов, С.Артемьев. Мне дали представителя завода Ю.И.Лыгина. В 9 часов вечера мы получили команду в 12 часов ночи вылететь с Байконура в Пермь, куда прибыли к 5 часов утра. Там ждал вертолет, который доставил нас за 5 км от места приземления. Начали выяснять обстановку.

Лес в этом месте был очень густой, земли не видно совершенно, купол парашюта завис на деревьях. Связь с космонавтами по радио есть, но никто их не видел, только знали, что оттуда поднимается дымок костра и они сообщают кодом, что у них все нормально. Мы знали, что у космонавтов ограниченные ресурсы по теплу, одежда их надолго не спасает. Метеоусловия были благоприятные, всего - 5°С. Снег около 1.5 м и деревья по 40 м высотой не позволяли группе поиска высадить туда десант, поскольку инструкциями это было запрещено.

Мы обратились к летчикам вертолетов ВВС, которые там были, они нам отказали: пока не будет команды из Центрального командного пункта, они ничего не смогут сделать. Мы подошли к летчику полярной авиации – его Ми-1 стоял сбоку – фамилии его не помню, но А.Леонов его знает – и попросили подбросить нас туда. Хотя бы на «елочку» (тросовая лестница. – Авт.) высадить, чтобы мы по ней спустились и добрались до них. Летчик сказал, что тоже не имеет права: – Только два человека могут дать команду – Кувшинов [один из руководителей ГВФ] и Анохин [заслуженный летчик-испытатель СССР, готовил первую группу космонавтов]. – Я от Анохина. – Как его зовут? – Сергей Николаевич. – Садитесь. Мы сели втроем – Артемьев, Волков и я, не разобрав за шумом двигателя, чтобы одного высадили – Ми-1 больше двух человек не берет. Погрузили лыжи, топоры, пилы и полетели. В пути, увидев, что нас трое, летчик сказал, что не сможет зависнуть, а высадит нас в двух километрах от космонавтов. Дальше нужно идти на лыжах. Он завис над березовой рощицей; высота деревьев – 20 метров. Выбросил веревочную лестницу и сказал, чтобы мы спускались. Мы побросали груз и спустились все трое.

Неприятные были ощущения, когда прыгали с лестницы. Он показал нам направление и улетел. Поставили компас в этом направлении и хотели двигаться. Но оказалось, что лыжные крепления хорошо подошли к моим сапогам, а Волков и Артемьев были в унтах, и поэтому возникли трудности с их креплениями. Пройдя метров 100, я вынужден был дать команду вернуться и готовить место для посадки вертолета, а сам двинулся к искомому месту один.

Через некоторое время я услышал выстрелы и по ним продолжал идти. В 9:00 мы высадились, а к ним я пришел в 2:00 дня. Идти 2 км пять часов, имея первый разряд по лыжам, – это стыдно, конечно... но очень сложно: рыхлый снег глубиной 1.5 м.

Когда я почувствовал дым, увидел корабль, силы как-то прибавилось. Я подъехал. На корабле сидел Беляев и выразительным языком разговаривал с самолетом, который барражировал над ними. Я подошел. Он так безразлично на меня посмотрел сначала. Я его за ногу стянул. Он потрогал меня, а потом кинулся обниматься. Он потом сказал, что подумал, будто у него галлюцинация. «Как это так? Провожал нас и оказался здесь. Ты что, раньше нас сюда прилетел?»

Леонов был в стороне у костра. Он услышал голоса, бросился к нам. Там у них тропиночка была проделана, а сам костер был на земле. Снег протаял и как в колодце они находились. Обрадовались, стали расспрашивать. Я взял рацию у П.Беляева и доложил СП: «Беляев прибыл, все в порядке, принимаем меры к эвакуации». После этого через самолет сообщил, что в первую очередь необходима экипажу теплая одежда, спальные мешки, палатки и питание. Вскоре вертолет сбросил нам 8 «мест». Мы нашли только два. Но, к счастью, оказались спальные мешки и палатки. И стали готовить место отдыха. Космонавты были измучены. Для них эта была вторая ночь без сна. Леонов стал шутить. ...Очень хотелось пить – много сил потратил на дорогу. Я присосался к бачку с водой и выпил почти все, что у них осталось. «Вот видишь, нам есть нечего, а ты и воду отнял». Они съели все продукты, а для добывания воды приспособили контейнер от НАЗа.

Вторым заходом с вертолета сбросили продукты: макароны, сухари. Я успел сказать, чтобы сделали горячую пищу. И на следующий день нам выбросили 40-литровый бачок с чаем и стали доставлять горячую пищу. К концу дня пришла группа, которая была предназначена для эвакуации от ВВС. Пришел доктор Туманов. Развели еще один костер. У Туманова оказались таблетки мясного бульона. Мы их вскипятили, и надо было видеть, с каким удовольствием Беляев с Леоновым залпом пили горячий бульон. Я, например, не мог до этой кружки дотронуться.

Доктор их осмотрел, послушал. Леонов сразу обратился: «Нельзя ли нам погреться?». Туманов сказал, что в порядке исключения можно, конечно, налил им по полстаканчика. Они с удовольствием выпили, и мы их уложили спать. Леонов на этой металлической фляжке нарисовал Туманову место приземления вместе с кораблем и написал свои пожелания.

На следующий день, как только они проснулись, стали приниматься меры к эвакуации... Запросили вертолет, который прилетел на место, где мы прыгали. Там расчистили площадку, прислали нам лыжи. Собрали все материалы, которые космонавты должны были взять с собой, дали им сопровождающего из группы поиска и по лыжне отправили к месту приземления вертолета. Оттуда они уже полетели в Пермь.

Как искали экипаж Беляева и Леонова (Беляев В. С, участник поисковой группы)

спасибо

feldgrau.info

Павел Иванович Беляев, космонавт: биография, фото

Павел Иванович Беляев – космонавт, Герой СССР. Награжден почетными наградами и памятными знаками: орденами Красной Звезды, Ленина, медалью им. Циолковского, иностранными медалями и орденами.

Космонавт Беляев, фото которого можно посмотреть в данной статье, является Героем труда Монголии и Вьетнама. Он стал единственным космонавтом из Вологодской области. Руководил первым выходом человека (А. Леонова) в космос.

Краткая биография

Космонавт Беляев Павел Иванович родился двадцать шестого июня 1925 года в селе Челищево Роспятинского района (сейчас это Вологодская область). Окончил среднюю школу в 1942-ом и отправился работать токарем на Синарский трубный завод. В 1943 году пошел добровольцем в Красную Армию. Его направили учиться в Сарапульскую авиационную школу.

Во время учебы будущий космонавт знакомился с самолетами УТ-2, ПО-2. На них отрабатывал первые навыки. В 1944 г. его как отличника политической и боевой подготовки отправили в Ейское училище, где он осваивал профессию морского летчика. Сейчас в музее Звездного городка находится характеристика Беляева, которая была написана преподавателями во время его учебы в училище.

Военная карьера

Будущий космонавт Беляев, биография которого насыщена интересными и героическими событиями, после учебы был направлен в морскую авиацию на Дальний Восток. Там он принимал участие в военных действиях против Японской империи. Дебютный его вылет был связан с охраной бомбардировщиков, которые направлялись подавить огневые точки врага. После окончания войны Беляев получил медаль «За победу над Японией».

Послевоенные годы

Павел Иванович остался служить в Приморье в составе авиационного полка ВВС Тихоокеанского флота. Постепенно продвигался по карьерной лестнице:

  • летчик;
  • старший летчик;
  • командир звена;
  • заместитель командира эскадрильи.

Будущий космонавт Беляев Павел Иванович постепенно формировался как профессиональный военный летчик, совершенствовалось его мастерство. Он достаточно быстро смог освоить 7 типов военных самолетов. Его опыт позволял держать машину послушной даже в критических ситуациях.

В члены КПСС его приняли в 1949 году. А в 1956-ом Беляева направили учиться в Военно-воздушную академию имени Жуковского. После ее окончания в 1959 г. он командовал истребительной эскадрильей.

Космическая подготовка

Еще во время учебы в академии ему предложили вступить в отряд космонавтов. Он согласился, не колеблясь. Уже в 1960 году был зачислен в отряд, где его выбрали старостой. Павел Беляев, космонавт, биография которого тесно связана с авиацией, хоть и был сильно загружен тренировками и учебой, все равно находил время на общественную работу.

Два года он был парторгом отряда. С большим усердием осваивал космическую технику, в совершенстве изучил матчасть корабля, быстро овладел навыками управления.

Травма

Группе будущих космонавтов пришлось проходить сложный комплекс тренировок. И важнейшая роль в них отводилась парашютной подготовке. Руководство считало, что такого рода навыки будут полезными для курсантов.

В 1964 году Беляев и Леонов должны были совершить пару прыжков с задержкой по тридцать секунд. Прыжок первый прошел хорошо. Но когда они поднялись в небо еще раз, ветер усилился. Парашютисты прыгнули, и их начало сносить в сторону от нужного места. Беляев осознал, что приземление будет неудачным. Он потянул стропы, снос стал меньше, но скорость спуска увеличилась. При приземлении Беляев повредил ногу, и его отправили в госпиталь.

Началось трудное лечение. Госпиталь посещал Гагарин, просивший докторов вернуть Павла скорее в строй. Прошло пять месяцев, и врачи предложили провести сложную операцию на ноге, но гарантий никаких не давали. Беляев решил не рисковать и предложил альтернативу – усилить нагрузки на ногу, и таким образом заставить кость срастись. Он брал гантели и стоял на больной ноге. Боль была адской, но будущий космонавт добился своей цели – нога вылечилась.

Павел пропустил год тренировок, но смог вернуться в группу. Для этого ему пришлось сдать 7 зачетных прыжков, с которыми он справился на «отлично». Начальство оценило его усилия и допустило к полетам.

Космос

Восемнадцатого марта 1965 года Павел Беляев, космонавт от Бога, и его напарник Алексей Леонов стартовали с Байконура на борту корабля «Восход-2». Когда они вышли на орбиту, стала надуваться шлюзовая камера, присоединенная к люку корабля. Леонов, пройдя через нее, совершил первый выход человека в космос.

Затем миссия пошла не так, как планировалось. Космонавтам пришлось справляться с семью авариями. Из них три были опасны для жизни, существовала опасность взрыва, отказала система управления. Чтобы перейти в режим ручного управления Беляеву пришлось отстегнуться от кресла. Он перенаправил корабль, настроил тормозную установку и вновь вернулся на свое место.

Такие операции по ручному контролю ранее не проводились, и впервые их выполнил Беляев. Космонавт затратил на это 22 секунды. Но за это время корабль сошел с нужной траектории и отклонился от курса на 165 километров. По этой причине космонавтам пришлось приземляться в тайге. Спасательная операция нашла их только через четыре часа.

Для того чтобы приземлился вертолет, нужно было подготовить специальную площадку на месте, рядом с которым находился домик для ночевок. На это потребовалось двое суток. К тому же до вертолета космонавтам пришлось добираться на лыжах. Эти дня стали самыми тяжелыми для них. Космонавтам понадобились не только знания и умение управлять кораблем, но и смекалка, выдержка и умение ездить на лыжах.

Личная жизнь

Отца космонавта звали Иваном Петровичем. Он участвовал в боевых действиях Первой мировой войны и сражался с японцами на Халхин-Голе. Скончался он в 1959 году. Мать Аграфена Михайлова родилась в 1899 году, а ушла из жизни в 1963 г.

Достаточно рано женился Павел Беляев. Космонавт и его супруга Татьяна Филипповна имели двоих дочерей, Ирину и Люду. Брак их был счастливым.

Награждение

Космический полет продолжался 26 часов 2 минуты и 17 секунд. Корабль совершил семнадцать оборотов вокруг нашей планеты, пройдя свыше 720 тысяч километров. Двадцать третьего марта 1965 года Беляеву присвоили звание Героя СССР. А 13 апреля этого же года ему присвоили звание Почетного гражданина Вологды. 17 августа 1979-го. в этом городе открыли бюст Беляеву.

Дальнейшая жизнь космонавта

Павел Беляев, космонавт и почетный житель Вологды, вместе со своим другом Леоновым посадили в сквере этого города молодые дубки. В дальнейшем они совершенствовали свои знания и передавали опыт молодым, участвуя в подготовке будущих покорителей неба. Беляев желал снова отправиться в полет и очень надеялся, что судьба даст ему такой шанс. Но этому сбыться было не суждено.

Яркая, энергичная жизнь Героя Советского Союза была недолгой. Десятого января 1970 года после продолжительной болезни ушел из жизни Павел Беляев. Космонавт был похоронен на Новодевичьем кладбище в столице нашей страны.

В столице нашей родины на Аллее Космонавтов (проспект Мира) установили бюст в его честь. Его славное имя носят улицы многих городов: в Ростове, Ровеньках, Липовцах. Девятнадцатого ноября 1970 года Совет депутатов города Владивосток принял решение назвать именем Беляева одну из улиц города. Его именем называется кратер на Луне. В Вологде ему поставлен памятник, и в честь него названа одна из улиц.

fb.ru

Экипаж «Восхода-2» спасли радиолюбительницы из Германии | Статьи

К Дню космонавтики на экраны страны выйдет фильм Дмитрия Киселева «Время первых». Картина рассказывает о Павле Беляеве и Алексее Леонове — первых людях, шагнувших в открытый космос. Продюсеры фильма Тимур Бекмамбетов и Евгений Миронов решили напомнить о подвиге экипажа корабля «Восход-2» и рассказать в подробностях, как это было.

Миронов не только продюсировал «Время первых», но и сыграл одну из главных ролей — Алексея Леонова. Роль его напарника исполнил Константин Хабенский, а Владимир Ильин перевоплотился в конструктора Сергея Королева. 

На премьеру, кроме создателей фильма, приехали Герои Советского Союза космонавты Валентина Терешкова и Алексей Леонов, вдова космонавта Павла Беляева, а также министр культуры Владимир Мединский, заместитель министра Александр Журавский, президент Сбербанка Герман Греф, певец Филипп Киркоров, актер Сергей Безруков с супругой Анной Матисон, телеведущая Елена Малышева, певица Юлия Самойлова и другие известные персоны.

Гостей премьеры создатели фильма призвали быть первыми и начать помогать тем, кто в этом нуждается больше остальных. В фойе стояли волонтеры благотворительных фондов Миронова, Бекмамбетова и Хабенского, принимавшие пожертвования. Среди неравнодушных оказался и Алексей Леонов. К «Времени первых» он имеет непосредственное отношение — космонавт консультировал кинематографистов.

Именно Леонов рассказал режиссеру Дмитрию Киселеву о проблемах, возникших во время полета на борту корабля. Подтверждение его слов Киселев нашел в архивах, прослушав более 70 часов радиопереговоров космонавтов с ЦУПом.

— Наша картина очень сильно приближена к реальности 1965 года: все этапы подготовки к полету, все проблемы отражены в ней, — признался «Известиям» Дмитрий Киселев. — Мы даже показали факты, которые до недавнего времени были засекречены. Но 50 лет прошло и теперь информация доступна.

Оказалось, что на корабле из-за неисправности оборудования возник переизбыток кислорода. Экипаж мог погибнуть, корабль — взорваться. Но космонавты устранили неполадки и вручную посадили «Восход-2». Об этом молчали, ведь в СССР техника не ломалась. Правда, найти космонавтов долго не удавалось. Сигналы морзянки, которые в критической ситуации начали передавать Леонов и Беляев, засек не ЦУП, а две немецкие радиолюбительницы.

Чтобы вжиться в образы космонавтов, актерам пришлось пройти настоящую космическую подготовку, что подтвердила мама Евгения Миронова Тамара Петровна.

 — Я знаю, чего сыну стоили эти съемки, — рассказала Тамара Миронова. — Они с Костей мерзли в лесу, кувыркались в барокамере, так что Женя даже сознание терял. Я ему говорила: «Женя, ты мог умереть, тебе же не 25». Ему советовали: «Если будет плохо, нажми на браслет». Да там даже дышать трудно, не то что нажимать на браслеты!

После премьеры «Известия» поинтересовались у Алексея Леонова, насколько экранная реальность совпала с действительностью.

— Фильм мне понравился, но в реальности было еще хуже, страшнее, чем на экране, — признался Алексей Архипович. — Это невозможно перенести в кино, даже с такими возможностями, как у Тимура Бекмамбетова. Но работа актеров мне понравилась. Я горд тем, что нас с Пашей не украсили и мы в кино такие, какие были в жизни.

Министр культуры Владимир Мединский сравнил «Время первых» с фильмом Альфонса Куарона «Гравитация». И сравнение, по его мнению, оказалось не в пользу оскароносной картины.

— Много чего неожиданного и трагического происходит с Джорджем Клуни и его товарищами. Но это все фантастика. А то, что случилось с нашими космонавтами, не придумано, это потрясающая, непредсказуемая, трагическая и героическая история, — поделился впечатлениями министр.

Согласиться с первыми зрителями или нет — каждый киноман сможет решить уже совсем скоро. Фильм «Время первых» выйдет на экраны 6 апреля.

Читайте также:

iz.ru