Безумный макс книги: Безумный Макс. Ярость (сборник) — Стивен Кинг, Говард Хайнс

Серия книг «Безумный Макс» — читать и слушать онлайн книги серии по порядку📚Михаил Ланцов

Серия книг «Безумный Макс» — читать и слушать онлайн книги серии по порядку📚Михаил Ланцов

Что выбрать

Библиотека

Подписка

📖Книги

🎧Аудиокниги

👌Бесплатные книги

🔥Новинки

❤️Топ книг

🎙Топ аудиокниг

🎙Загрузи свой подкаст

📖Книги

🎧Аудиокниги

👌Бесплатные книги

🔥Новинки

❤️Топ книг

🎙Топ аудиокниг

🎙Загрузи свой подкаст

  1. Главная
  2. ⭐️Михаил Ланцов
  3. Серия «Безумный Макс»

Отправим уведомление, когда появятся новинки.
Вы можете найти серию в разделе Мои Книги «Избранное»

Михаил Ланцов

Автор серии

На этой странице представлены все книги из серии «Безумный Макс» по порядку. Начните читать книги на сайте онлайн или скачайте приложение для iOS или Android, чтобы не расставаться с любимыми книгами даже без интернета.

Фильтры

Фильтры

1

Безумный Макс. Поручик Империи

Михаил Ланцов

Премиум

Лейтенант Российской армии Максим Баранов уже успел и повоевать в «горячих точках», и схлопотать ранение, и осесть «в тылах», где от скуки увлекся военно-исторической реконструкцией. Но на очередном полевом выезде случилось чрезвычайное происшествие – напившись до изумления со своими сотоварищами…

2

Безумный Макс. Поручик Империи

Михаил Ланцов

Премиум

Лейтенант Российской армии Максим Баранов уже успел и повоевать в «горячих точках», и схлопотать ранение, и осесть «в тылах», где от скуки увлекся военно-исторической реконструкцией. Но на очередном полевом выезде случилось чрезвычайное происшествие – напившись до изумления со своими сотоварищами…

3

Безумный Макс. Ротмистр Империи

Михаил Ланцов

Премиум

Наш человек нигде не пропадет! Попал в прошлое? Не беда… Прогулялся по вражеским тылам и сорвал немцам все планы начала Первой мировой, за что получил новое звание, десяток орденов и большую денежную премию! Правда, довеском к наградам пошли несколько ранений, но «на войне, как на войне», не так …

4

Безумный Макс. Ротмистр Империи

Михаил Ланцов

Премиум

Наш человек нигде не пропадет! Попал в прошлое? Не беда… Прогулялся по вражеским тылам и сорвал немцам все планы начала Первой мировой, за что получил новое звание, десяток орденов и большую денежную премию! Правда, довеском к наградам пошли несколько ранений, но «на войне, как на войне», не так …

5

Безумный Макс. Полковник Империи

Михаил Ланцов

Премиум

Лейтенант ВДВ Максим Баранов угодил на поля Первой мировой. Позади два года боевых действий… Безрассудные рейды по тылам противника, захваты городов и разгром целых вражеских дивизий – это уже совсем другая война… и другой мир!Впрочем, до победы еще далеко! Ведь впереди 1916 год, который должен с. ..

6

Безумный Макс. Полковник Империи

Михаил Ланцов

Премиум

Лейтенант ВДВ Максим Баранов угодил на поля Первой мировой. Позади два года боевых действий… Безрассудные рейды по тылам противника, захваты городов и разгром целых вражеских дивизий – это уже совсем другая война… и другой мир! Впрочем, до победы еще далеко! Ведь впереди 1916 год, который должен …

7

Безумный Макс. Генерал империи

Михаил Ланцов

Премиум

Позади два года Первой Мировой войны, которую наш современник, лейтенант ВДВ Максим Баранов, смог изменить до неузнаваемости. Безумный рейд по Восточной Пруссии. Налет на Берлин. Оборона Штеттина. Захват Рима. Встречное танковое сражение под Флоренцией. Это уже совсем другая война… и другой мир…В…

8

Безумный Макс. Генерал империи

Михаил Ланцов

Стандарт

Позади два года Первой Мировой войны, которую наш современник, лейтенант ВДВ Максим Баранов, смог изменить до неузнаваемости. Безумный рейд по Восточной Пруссии. Налет на Берлин. Оборона Штеттина. Захват Рима. Встречное танковое сражение под Флоренцией. Это уже совсем другая война… и другой мир… …

Фильтры

Фильтры

О проекте

Что такое MyBook

Правовая информация

Правообладателям

Документация

Помощь

О подписке

Купить подписку

Бесплатные книги

Подарить подписку

Как оплатить

Ввести подарочный код

Библиотека для компаний

Настройки

Другие проекты

Издать свою книгу

MyBook: Истории

Читать онлайн «Безумный Макс» — Говард Хайнс — Страница 1

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ДОРОГА АНАРХИИ

Глава первая

1

У поворота стоял указатель:

«ДОРОГА АНАРХИИ 3 км»

А рядом предупреждение:

«На этой дороге высокая вероятность смертности. За последний год — 57 погибших. Будьте внимательны».

Цифра 57 на деревянной планке была прикручена к металлическому щиту с предупреждением. Ее меняли каждый год, но опасность от этого не становилась меньше.

Макс Рокатински с удовлетворением захлопнул капот своего «перехватчика», мощного и послушного полицейского автомобиля, и принялся вытирать руки. Этот тип машин, выпускаемых специально для полиции, имел форсированный двигатель и большой запас скорости. Использовали его для перехвата особо ретивых нарушителей.

На вооружении дорожной полиции Кэтрин-Спрингса, небольшого городка на границе Северной Территории и Южной Австралии, был только один «перехватчик», и право дежурить на нем всегда выпадало сержанту Рокатински. Макс был хорошим полицейским. Хорошим в том смысле, как это понимали обыватели Кэтрин-Спрингса. Но дело даже не в этом. Макс был прирожденным водителем, он чувствовал машину, и никакая дорога не могла обмануть его, а подобные качества многое определяли в его службе.

Австралия — страна дорог, а Северная Территория в особенности. Половина жизни австралийца, если он не инвалид, ребенок или горький пропойца, проходила в пути. И поддерживать порядок здесь задача непростая.

…Макс Рокатински неслучайно пришел в дорожную полицию. С того момента, как он мальчишкой впервые влез за руль отцовского «ленд-ровера», он заболел дорогой. К восемнадцати годам Макс уже гонял как сумасшедший по окрестным проселкам на стареньком «додже», который отремонтировал своими руками, сделав из простенького автомобильчика разукрашенного дорожного монстра, жрущего бензин галлонами, на зато лишь чуть-чуть не дотянувшего до реактивного самолета. Так, по крайней мере, казалось тогда Максу. Поэтому, закончив школу, он не мучился вопросом о дальнейшей деятельности, без колебаний согласившись на службу в дорожной полиции Кэтрин-Спрингса. Предложил ему это место начальник местного участка, друг отца Макса, дабы направить молодого Рокатински по «нужному руслу».

— Это лучший выбор, сынок, — сказал он тогда, принимая нового сотрудника на службу.  — Сам подумай: либо ты идешь к нам, либо через год-другой я сажаю тебя в тюрьму за убийство на дороге или, что того хуже, сдаю твое тело вместе с металлоломом в морг…

Да, Макс был хорошим полицейским, он прекрасно понимал, какую опасность представляет сумасшедший на дороге и радовался, что его собственная страсть к скорости так удачно совмещается со служебными обязанностями.

Спустя шесть лет он по праву стал «перехватчиком», а значит, и лучшим полицейским своего округа…

Разобравшись с двигателем, Макс прислушался к бормотанию рации. Там явно что-то происходило. Макс включился.

— Сержант Рокатински. Что у вас там?

Толстяк Олаф сообщил, что какой-то придурок на «ямахе» пытается составить ему конкуренцию и двигается к дороге Анархии.

— Их туда как магнитом тянет! — негодовал Олаф.

Макс поднял взгляд на указатель, стоящий рядом. «На этой дороге…». Злополучная трасса была печально навестив многочисленными свернутыми шеями и угробленными автомобилями. Почему-то каждый, кто попадал на нее, воображал себя Аланом Простом и давил на газ, будто это педаль клозета в поезде местного сообщения. После чего некоторые попадали в сумму, прикрученную на предупреждении при въезде.

— Помощь нужна? Я недалеко.

— Обойдемся. Сейчас мы его прижмем, и он у меня отучится ездить!

— О’кей.

Макс переключил рацию на прием и стал слушать, вытирая руки от масла. Происходящее в эфире напоминало радиопьесу из жизни пилотов.

2

Толстяк Олаф был чрезвычайно недоволен.

Во-первых, его оторвали от любопытного зрелища любовной игры какой-то веселой парочки, которую он наблюдал в оптический прицел своего дробовика.

Во-вторых, место за рулем успел занять Маленький Франки, а Олаф считал, что Франки как водитель задержался где-то на уровне велосипеда с мотором.

— Мы его не догоним! — раздраженно шумел он.

— Догоним.

— Нет, только не с тобой!.. Жми давай!

— Не ори так, сирену не слышно…

Парень на «ямахе» был явно не первый день на дороге. Он довольно спокойно держал дистанцию, и полицейский «додж» ничего не мог поделать. Пару раз он оглядывался на патруль, а потом подпустил их чуть поближе, вытянул руку и изобразил интернациональный жест «а ну-ка, пососи».

— Ты смотри, что делает! — взорвался Олиф. — Догоню, руки выдерну!

Франки выжимал из старенького «доджа» все, на что тот был способен и даже больше. Стрелка спидометра заползла за сто миль в час. Рев двигателя сливался с воем сирены и свистом ветра.

«Ровно идет, — подумал Олаф. — Уверенно… Мерзавец!» А мотоциклист, как будто смеясь над ними, то подпускал их почти вплотную, то вновь отрывался футов на сто вперед. Он не просто уходил от преследования, он играл с полицейским патрулем, причем играл в поддавки.

Олаф готов был лопнуть от досады.

— Что это за тип? Ты его знаешь?

— Нет.

Олаф и Франки переглянулись. Не первый год служа в полиции и зная практически всех лихачей в радиусе ста миль от Кэтрин-Спрингса, они не могли определить этого. Сзади на черной кожаной куртке мотоциклиста блестел большой серебряный паук, но этот опознавательный знак им ни о чем не говорил. Какого черта он тут делает?!

Полицейское радио зашипело и сквозь рев, свист и вой гаркнуло:

— Говорит третий! Как дела, ребята?

На связь вышла еще одна патрульная машина. Олаф схватил микрофон.

— Где вас носит! Говорит второй. Преследую нарушителя ни «ямахе» по сорок шестому шоссе. Парень попался лихой. Идет к дороге Анархии…

— Говорит Центр, — вклинился начальник участка в Кэтрин-Спригсе. — Я все понял, Олаф. К вам выходит третий. Ты слышишь меня, Фил?

Шипение. Щелчок.

Олаф с отвращением бросил микрофон.

Вытерев руки, Макс бросил полотенце на заднее сиденье и захлопнул дверцу. Радиопьеса развивалась по законам жанра. У Олафа, похоже, возникают некоторые трудности, но Макс надеялся, что в этом действии ему не придется сыграть свою роль. В конце концов мяло ли сумасшедших мальчишек, насмотревшихся на всяких «беспечных ездоков», облачаются в кожу и сутками носятся по дорогам, пока не сломают себе шею. Правда, лучше, когда они делают это где-нибудь за границей его участка…

Поначалу Макса развлекали эти гонки: ребята застоялись на жаре, скисли от безделья и теперь носятся за каким-то мотоциклом. Но сюжет сделал вираж, и Макса стало беспокоить, что неизвестно откуда появившийся всадник начал оставлять кровавый след. Что-то здесь было не так…

3

Расстояние до «ямахи» не уменьшалось.

Олаф готов был выпрыгнуть из машины и подтолкнуть ее, но едва ли это помогло бы. В таком духе погоня могла продолжаться до тех пор, пока у кого-нибудь из них не кончится горючее. И Олаф уже понял, что, скорее всего, это будут именно они. Он вошел в раж и его бесило, что эта сволочь впереди просто водит их за нос.

Но ситуация изменилась — этот тип где-то уже наследил, и Олаф не собирался осторожничать. Тем более, что впереди был Сент-Джордж, небольшой, но все-таки населенный пункт. Там могли быть люди.

Олаф снял с предохранителя свой дробовик. Пусть только попробует что-нибудь выкинуть!

Он высунулся в окно и сделал предупредительный выстрел.

Олафу показалось, что, обернувшись, мотоциклист рассмеялся.

— Сукин сын! — Олаф перезарядил ружье. — Давай, Франки, обходи его. Что ты тащишься, как к теще в гости.

Франки хотел возразить, по в этот момент мотоциклист вдруг резко сбавил скорость. С боковой дороги перед ним выскочила вторая патрульная машина, сияя мигалками и также завывая сиреной. Это был Фил. «Додж» мгновенно нагнал мотоциклиста, но тот снова нажал на газ и ловко обошел Фила. Франки, чтобы не въехать в багажник с яркой надписью «Дорожная полиция», резко бросил руль вправо, и «додж», развернувшись на девяносто Градусов и обрушив придорожный знак, вылетел на обочину.

Погоня с воем унеслась дальше по шоссе.

Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68

собачьих черепов, чай из кувшинки и ампутация: вот что вам не расскажет новая книга «Безумный Макс» | Безумный Макс: Дорога ярости

В новой устной истории «Безумного Макса: Дорога ярости» есть бесчисленное множество тем для обсуждения. Помимо «Тома Харди против Шарлиз Терон», мы слышим отчеты обо всем, от процесса написания сценария до трюков, испытаний на съемочной площадке и битвы, с которой столкнулся мягко говорящий австралийский автор Джордж Миллер, чтобы заставить Warner Bros выпустить его фильм в нетронутом состоянии.

«Тезисы для обсуждения» — кричащая фраза. Формат книги Кайла Бьюкенена «Кровь, пот и хром: дикая и правдивая история Безумного Макса: Дорога ярости» уменьшает голос журналиста, чтобы субъекты говорили сами за себя. Такой подход явно привлекателен для талантов, взгляды которых не разбавлены взглядами писателя. Это, по-видимому, ключевая причина, по которой книга является авторизованной версией событий, то есть она была сделана при участии Миллера и в сотрудничестве с его продюсерской компанией Кеннеди Миллер Митчелл.

Я также написал книгу о «Безумном Максе» («Миллер и Макс: Джордж Миллер и создание кинолегенды»), в которой рассказывается обо всех четырех снятых на сегодняшний день фильмах, а также рассказывается история самого Миллера, рассказывающая о путешествии бывшего врача из от маленького городка Чиншилла, штат Квинсленд, до высших эшелонов Голливуда.

Писать мою книгу было весело, но далеко не легко; Я не удивился, узнав, что для авторов несанкционированных биографий существуют группы поддержки. Я взял интервью у 79 человек, разговаривая с множеством колоритных персонажей — многие из них выглядели избитыми мужчинами, с которыми я делил еду, долгие беседы, пиво, кофе и однажды «чауф» (настой марихуаны). Я также разговаривал с друзьями детства Миллера и активно общался с семьей Байрона Кеннеди, одного из создателей «Безумного Макса» и продюсера первых двух фильмов, который погиб в результате крушения вертолета в 1919 году.83.

Джордж Миллер на съемках фильма «Безумный Макс: Дорога ярости» со съемочной группой и актерами, включая Николаса Холта и Тома Харди. Фотография: Alamy

Однако мне не удалось пообщаться с Терон, Харди или другими суперзнаменитыми талантами, включая самого Миллера, который отказался давать интервью. Когда моя книга наконец поступила на прилавки, я выразил Миллеру благодарность за его работу, назвав его во вступлении «самым влиятельным австралийским художником 20-го века», а также человеком, который кажется мне «скромным» и «скромным». приземленный».

Тем не менее, по моим скромным подсчетам, около 25 человек (большинство из них были связаны с «Дорогой ярости») либо отказались от интервью со мной, либо так и не согласились — потому что мой проект не получил благословения режиссера. Написать несанкционированную книгу стало еще сложнее. В конце концов, на обложке нельзя было использовать изображения из какого-либо фильма «Безумный Макс» или даже слова «Безумный Макс».

Так что было интересно прочитать отчет, написанный с благословения Миллера и компании, раскрывающий некоторые вещи, которые я не мог раскрыть, в том числе различные подробности о конфликтных отношениях Миллера со студией и трениях между Терон и Харди. Но эта логика колеблется в обе стороны; есть достоинства как в авторизованных, так и в неавторизованных учетных записях.

Чтение «Кровь, пот и хром» заставило меня вспомнить некоторые из наиболее… красочных элементов «Миллера и Макса», которые, возможно, никогда не попали бы в авторизованную книгу, но были опубликованы в моей. Например, во время создания «Безумного Макса 2» съемочная группа с трудом находила предусмотренную сценарием трехлапую собаку. По словам нескольких опрошенных, Миллер предложил найти четвероногого и ампутировать ему ногу. «Мы все были ошеломлены», — сказал мне один из присутствующих. «Думаю, надеюсь, это была шутка», — сказал другой.

В моей книге рассказывается о различных дебошах, например, о том, как во время подготовки к съемкам фильма «Безумный Макс: За пределами Грома» некоторые члены съемочной группы (без ведома Миллера) гоняли на эффектно причудливых скелетообразных транспортных средствах по закоулкам Сиднея, в то время как — по словам художника-постановщика Грейс Уокер, который был одним из них, «обозлился как титьки». Для украшения съемочной площадки использовались настоящие собачьи черепа, подготовленные декоратором и декоратором Мартином О’Нилом, который в кровавых подробностях рассказал мне, как он собирал мертвых собак из загона, а затем варил их.

Шарлиз Терон на съемках фильма «Безумный безумец: Дорога ярости». Фотография: Alamy

Однажды поздно вечером в выходные О’Нил прибыл на съемочную площадку «Бартертауна» с помповым ружьем, намереваясь создать более обжитую обстановку (по его словам, «немного огорчить съемочную площадку»). Он также подробно рассказал мне о том вечере: «Я просто сошел с ума там», — сказал он. «Я собираюсь ЧИ-ЧИ БУМ! ЧИ-ЧИ БУМ! ЧИ-ЧИ-БУМ! во всех направлениях».

В моей книге также подробно описываются некоторые довольно отвратительные идеи и образы, использованные в процессе написания и мозгового штурма «Дороги ярости», возможно, в отличие от окончательной интерпретации фильма как мощного феминистского заявления. Он содержит множество других историй, которые, как мне кажется, привносят в повествование об этих выдающихся художественных достижениях свет и тьму, цвет и тень и нечто большее, чем дуновение пахнущего бензином безумия.

Книга Бьюкенена привлекает широкую огласку. Но для меня его главным достижением является подробная иллюстрация того, насколько сложным был процесс создания фильма. Поклонникам «Дороги ярости» обязательно стоит это посмотреть. Полную историю вы не найдете в авторизованной учетной записи, но вы не найдете ее и в неавторизованной. Как всегда, истина лежит где-то посередине.

«Дорога ярости» раскрывается в новой книге устной истории — Orange County Register

Режиссер Джордж Миллер, чья карьера включает в себя как постапокалиптический беспредел «Безумного Макса» и «Дорожного воина», так и дружелюбную к детям игру «Малыш». » и «Happy Feet» потратили годы, преодолевая одно препятствие за другим, чтобы сделать «Безумный Макс: Дорога ярости», четвертый фильм «Безумный Макс».

В главных ролях: Шарлиз Терон, Том Харди, Николас Холт, Зои Кравиц и другие. Многие считают его классикой боевиков благодаря невероятным трюкам и феминистской точке зрения.

«У него была невероятная решимость и особое видение, от которого он не мог избавиться, пока не осознал это», — говорит Кайл Бьюкенен, автор книги «Кровь, пот и хром», устной истории саги, лежащей в основе фильма.

Связанный : Хотите больше историй о книгах, авторах и бестселлерах? Получить информационный бюллетень Book Pages

Но путь к тому, чтобы фильм попал в кинотеатры, был тернист и включал в себя все: от скептически настроенных руководителей студий и ссорящихся звезд до бурь в пустыне.

  • «Кровь, пот и хром», автор Кайл Бьюкенен. (Фото Шона Хазена/любезно предоставлено Уильямом Морроу)

  • «Кровь, пот и хром», автор Кайл Бьюкенен. (Фото Шона Хазена/любезно предоставлено Уильямом Морроу)

  • На этой фотографии, предоставленной Warner Bros. Pictures, изображена Шарлиз Терон в роли Императора Фуриозы в приключенческом боевике Warner Bros. Pictures и Village Roadshow Pictures «Безумный Макс: Дорога ярости», выпущенном Warner Bros. Pictures. (Джасин Боланд/Warner Bros. Pictures через AP)

  • ФАЙЛ. На этой фотографии из файла от 26 июля 2014 года режиссер Джордж Миллер выступает на панели Warner Bros. Pictures для фильма «Безумный Макс: Дорога ярости» в третий день Comic-Con International в Сан-Диего. Фильм выходит в прокат в США 15 мая 2015 года. (Фото Ричарда Шотвелла/Invision/AP, файл)

  • «Кровь, пот и хром», автор Кайл Бьюкенен. (Предоставлено Уильямом Морроу)

из

Expand

Недавно Бьюкенен говорил по телефону о том, что сделало этот фильм таким интуитивным и что пошло не так. Это интервью было отредактировано для увеличения длины и ясности.

В. Сколько раз вы смотрели фильм?

Я видел его три раза в кинотеатре, а когда он вышел на DVD, он стал постоянным. Я периодически включал его во время написания книги. Я надел его несколько недель назад с другом, который его не видел, и просто снова погрузился в него. Это просто завораживает.

В. Мог ли фильм быть таким хорошим, если бы его снимали в 2003 году, когда Миллер изначально надеялся начать?

Это заняло так много времени, что даже те вещи, которые не сработали, например, попытка построить 3D-камеру, означали, что визуальный подход к фильму был гораздо более продуманным, чем мог бы быть. Все, начиная от визуального подхода и заканчивая повествованием, со временем можно было значительно углубить. Вы чувствуете это в фильме.

В. Несмотря на всю вину руководителей студии, когда они конфликтуют с режиссерами, вы пишете, что Миллеру повезло, когда студия отказала ему в одновременной работе над «Счастливыми ногами 2» и «Дорогой ярости».

Представляете? Утверждение Миллера, что он может делать и то и другое, было диким. Это сложно, вы должны доверять его видению, куда бы оно ни вело. Он попытается сделать то, чего раньше не делал, и это звучит безумно для не склонного к риску Голливуда, где они склонны придерживаться того, что было успешно сделано. В случае создания двух фильмов одновременно Миллер был слишком многообещающим. Вы должны быть в состоянии проанализировать, что можно и что нельзя сделать, и что может показаться невыполнимым, но, возможно, стоит добавить некоторые фишки. Это вызов.

В. Вы подробно описываете упорство и уникальное видение Миллера, а также то, насколько он был склонен к сотрудничеству, даже пригласив драматурга-феминистку Еву Энслер на семинар с группой актеров. Это захватывающий баланс.

Я думаю, что у многих директоров его уровня есть один или два ключевых человека, но Джордж всегда был заинтересован в том, чтобы взять кого-то, кто думает по-другому, и найти волнение в дрожи от наложения. Он жаждет знаний, и он никогда не перестает бросать вызов себе, чтобы учитывать другие точки зрения.

Интересная призма, через которую можно посмотреть на авторскую теорию. Кинопроизводство — это такая совместная форма искусства, и так много людей оказывают большое или малое влияние. Итак, у вас есть конкретный провидец, которому помогают и поощряют эти другие творческие люди.

В. Действие потрясающее, но насколько важно было то, что он стремился наполнить фильм более глубоким посланием и что он сделал это, не становясь проповедником.

Этот фильм звучит поверхностно, но на самом деле настолько глубок в темах и сюжетных линиях, которые его оживляют. Это кажется очень бодрящим и новым, когда у вас есть жены и эта группа пожилых женщин, и все они принимают участие. Это поднимает ставки и показывает вам то, чего вы раньше не видели. Столько всего происходит, и все же за этим интересно наблюдать.

В. Вы также рассказываете о необычных процессах прослушивания и репетиций для всех, от операторов до каскадеров. Как это повлияло на фильм?

Определить не можешь, но чувствуешь, что там что-то есть — такое ощущение, что все продумано. Это еще один пример чувства сотрудничества Миллера и его идеи о том, что этот фильм заработает, если каждый сможет персонализировать свой опыт, даже если он неназванный военный мальчик. Это не детали, которые объясняет фильм, но в жанре экшн, где вещи могут быть тонкими и такими надуманными, интересно чувствовать, что эти персонажи и идеи действительно продуманы.

В. Миллер кажется хорошим человеком, но трудным режиссером для актеров.

Не было арки для актеров. Иногда он просто говорил Шарлиз: «Положи руку на руль». Это двухсекундный выстрел. Она изо всех сил пытается понять, как эта сцена вписывается в картину и будет ли она иметь смысл, когда ее нарежут вместе.

Если в его подходе и есть изъян, так это то, что иногда он просто не знает, как донести свое видение до актеров. Если вы спросите что-нибудь о своем персонаже, Миллер может начать 30-минутный монолог об исторических основаниях выбора, который делает персонаж. Но вы можете не понять, что вы должны делать в этом кадре и как это вписывается в более широкое целое. Иногда нужно дать своим актерам немного больше.

Возможно, ему стоило пойти на некоторые уступки в том, как должны работать актеры. Но весь этот хаос складывается во что-то связное. Это сработало, потому что Шарлиз, да и вообще все, нашли что-то в основе всей своей подготовки и смогли вернуться в те места.

В. Для многих съемка показалась сложной.

Некоторые люди оглядываются назад с невероятной любовью, потому что это был самый творческий проект в их жизни, а некоторые люди буквально не могут смотреть фильм, потому что это был слишком сложный опыт, и это то, что они запомнили, а не конечный результат.

Я хотел получить наиболее полное представление о том, что на самом деле произошло, будь то лестное или нелестное для людей. Вы говорите с как можно большим количеством людей, чтобы попытаться эхолокировать, где может лежать правда.

В. Ожидали ли вы, что Терон будет столь грубой и открытой, как она говорила о своих трудностях в фильме, особенно с Томом Харди?

Мы знаем, насколько постановочными могут быть некоторые интервью. У меня было подозрение, что, возможно, мне придется обратиться к менее известным людям или людям за кулисами, чтобы получить истории и цитаты, которые кажутся более реальными и нефильтрованными.

Это оказалось неправдой. Все люди хотели быть настоящими в отношении всего опыта. К чести Шарлиз, она не отступает от вещей. Она знала, что это вызовет еще один раунд заголовков о ее столкновениях с Томом Харди, которых она не ждет, но она не уклонялась от этого.

Это одна из причин, по которой у Шарлиз такие сложные отношения с фильмом — она так невероятно гордится им и знает, что это одна из лучших вещей, которые она когда-либо делала, но у нее все еще есть боль, потому что это был не самый легкий опыт.

Может быть, это как раз подходящее время — прошло несколько лет, поэтому они были на расстоянии и чувствовали возможность свободно говорить, но это все еще было достаточно свежо и ярко в их сознании.

То, что Шарлиз сказала о том, что нужно сделать, чтобы помочь вашей главной актрисе чувствовать себя защищенной на съемочной площадке, говорит о том, к чему Голливуд все больше приспосабливается, — к точке зрения кого-то, какой бы известной она ни была, которая может чувствовать себя небезопасно на вашем установлен.

В. Что вы думаете о Томе Харди?

Это никого не пугает: Том Харди очень эксцентричный человек. Это одна из причин, по которой он такой хороший актер; Его метод заключается в том, чтобы попробовать множество вещей, и иногда это приводит вас к блестящему результату. Но он все время опаздывал на съемочную площадку, разжигая негодование, не создавая условий, в которых он мог бы заняться нужным ему исследованием. На съемочной площадке с ним сложно справиться, но это работает на экране, где он чувствует себя диким и неукротимым.

Leave a Comment